RSS
App Store Google Play
Більше інформації
Реклама
Актуально
  • В Україні 70 нових смертей людей з коронавірусом
  • В Україні обрали Mrs. Ukraine International
  • Офіційна гривня подешевшала максимально з початку 2020 року

Юрий Касьянов: Нужна военная полиция - затишье разлагает армию…

Саша Юрчук 20 грудня 2014, 13:35
Юрий Касьянов: Нужна военная полиция - затишье разлагает армию…

Хочется говорить про героев, описывать подвиги, постить фотографии с флагами, и каждый выход в эфир заканчивать громким «Слава Украине!». Будет много лайков, и всенародной любви. Народ ценит позитив. Любит сидеть дома, в уюте и комфорте, вдали от фронта, и знать, что ТАМ всё идет как надо: командиры командуют правильно, бойцы воюют как надо, волонтеры и чиновники МО обеспечивают скорую нашу победу. Включаешь телевизор, и, просматривая новости в перерывах между сериалами, облегченно вздыхаешь: всё хорошо! Президент борется за мир. И Вакарчук поет…

Говорить правду о войне трудно. Ты приезжаешь с «гуманитаркой» на позиции, и видишь, что подразделение расположено в низине, в болоте; окопаться невозможно; грязь по пояс, укрыться негде… единственный танк увяз навсегда, вместо мешков с песком (а где тут взять песок?) – жерди с натянутым телефонным проводом, на котором сохнут насквозь мокрые бушлаты; вместо блиндажей – вонючие ямы, укрытые плащ-палатками… Бойцы грязные, промокшие, уставшие, пьяные, деморализованные… Командир – единственный кадровый военнослужащий среди всей этой внезапной мобилизации – мечтает об одном: чтобы наконец-то начали стрелять, когда из-за страха за собственную жизнь его полроты станет выполнять хоть какие-то команды…

Ты стоишь посреди болота, ботинки медленно тонут, сигарета размокла от бесконечного дождя, со стороны противника наползает непроглядная ночь, стоишь и думаешь: какая, нафиг, гуманитарка?.. Их здесь перестреляют как куропаток. Двадцать минут боя, две пулеметные ленты, и никому уже не понадобятся ни теплые «флиски», ни спальники, ни балаклавы… И останутся на память только гламурные фотографии с флагами на передовой

Утро. Мы возвращаемся на болота с разведкой добровольческого батальона. Привозим беспилотник. За болотом, перед «позицией» - лес, за лесом, на расстоянии четыреста метров – река, за рекой – сепары. Так говорят в штабе. Ребята запускают аппарат. Летим. И только перелетаем лес, как начинается стрельба. Лупят короткими автоматы, щелкает СВД, прореживает небо ручной пулемет… Беспилотник возвращается с двумя попаданиями, но дело сделано: выявлены позиции противника на господствующей высоте, на нашем берегу. В подтверждение полученных разведданных начинается обстрел с высотки. Мобилизованные разыскивают свои автоматы, огрызаются; жизнь на передовой наполняется смыслом. Снова наступает длинная зимняя ночь, и бой прекращается. Добровольцы планируют на следующий день зачистку нашего берега реки от диверсантов.

Снова утро. Добровольческий спецназ готовится к выходу в лес. Мобилизованные - против: вы их зачистите – они дадут «ответку»; а мы хотим вернуться домой… Твердят про перемирие, и кивают на главный штаб: дадут команду – пожалуйста. До штаба – двести пятьдесят километров. Другой связи, кроме автомобильной, по такому важному делу нет: телефон прослушивается. За бесплодными спорами заканчивается световой день. Возвращаемся на базу, где прибывшая в наше отсутствие подмога, разграбила склад гуманитарки, заперлась в выделенном для них помещении, и завалилась спать, не выставив боевого охранения. Приходит информация из Счастья – боевики напали на «Айдар», есть погибшие и раненные. У нас тоже замечена диверсионная группа, выставляем усиленные наряды. Местные, едущие с той стороны, рассказывают, что в Луганске сыграли тревогу. Ложимся в обнимку с оружием и полным БК…

И снова утро. Командиры едут в штаб обсудить ситуацию с генералами. Противник подбирается всё ближе, его разведгруппы проникают в наш тыл, Ахметов готовится возить уголь с оккупированных территорий. В истории с нападением диверсантов на «Айдар» заметно полное дерьмо… Я уже зарекался писать хоть что-то про этот батальон, где служат и настоящие герои, и сорви-головы, и подлецы…

Едем на Бахмутскую трассу. Трехизбенка. Сегодня тихо. И здесь «Айдар», но без дураков: бойцы, пользуясь передышкой, ремонтируют технику и чистят оружие. На главной улице села армейский грузовик врезался в дом. Местные жители окружают наш пикап с символикой АТО: «Вы не военная комендатура?.. Посмотрите, что делают, ироды!.. Работы нет, жрать нечего… Еще и дома наши разваливают… И вы хотите, чтобы здесь была украинская власть?..» Бойцы – водитель и старший машины – сидят на обочине не в силах подняться: пьяные в стельку… Автоматы крепко прижимают к себе – значит, не первый день на войне. Узнаем, из какого они батальона. Вскоре появляется командир. «Вот, подонки», - только и говорит он.

Затишье разлагает армию. Хочется писать о лучших людях, которых, конечно же, в сто раз больше. Надо говорить о героях. Надо делать хорошие, позитивные посты с флагами и лозунгами. Но никуда не деться от проблем. Необходима серьезная военная подготовка, позарез нужно адекватное и талантливое военное командование. Нужна военная полиция. Нужен «Айдар» героев... Надо говорить и писать правду. Невзирая на количество лайков…

Юрий Касьянов


Більше інформації
Коментарі 0

Тільки зареєстровані користувачі можуть лишати коментарі.